Рыбка под звездами

Это произошло, когда нам с Вовкой было лет по тринадцать-четырнадцать. Мы и сейчас с ним вроде как лучшие друзья, хоть и стали встречаться не так часто, да все как-то с женами. А в те золотые годы мы проводили вместе целые дни, но особенно сильно нам нравилось ездить на дачу к моей бабушке на рыбалку. Дача находилась совсем недалеко от города, можно доехать на автобусе, а потом уж пешком километра два и на месте.
Обыкновенно, идея очередной поездки за город созревала еще утром. Мы долго все обговаривали, обсуждали клев ("Дед говорит, что сейчас щурогайку ловить самое то!") и что нужно с собой взять. Потом с нетерпением ждали возвращения родителей, чтобы отпроситься и взять денег "на проезд, бичпакеты и сосиски" (читай, на проезд и сигареты). После этого мы скидывали манатки в сумки, наскоро подготавливали снасти и, радуясь самостоятельности и независимости, топали на остановку. Добравшись до дачи, мы, как правило, даже не ужинали и отправлялись на реку. Как смешно... Всякий раз мы надеялись на роскошный улов и раз за разом возвращались с кошачьими порциями. Да, но в этом ли дело? Нет. Молодость, дружба, веселье. Такого сейчас уж нет.
На реке мы сидели допоздна, курили сигареты, о чем-нибудь разговаривали, да время от времени матерились на очередную неудачную поклевку. Потом возвращались на дачу, бабушка кормила нас ужином и мы, пожелав спокойной ночи, отправлялись на чердак. Вход на него находился на улице (металлическая лестница, ведущая к небольшому балкончику). Это помещение было наскоро переделано под спальню отцом, когда наши поездки превратились в традицию. Помимо двух кроватей там по-прежнему лежали груды разнообразного хлама, вроде охапок ватина, рулонов битума, банок для заготовок на зиму, каких-то коробок и всякой другой всячины. Уверен, что все это и сейчас остается там.
Оказавшись на верху, мы заводили будильники для раннего подъема и еще часа полтора болтали в темноте (все о женщинах и плотских утехах с ними), изредка на цыпочках выбираясь на балкон для молчаливого перекура. Утренняя рыбалка дарила надежду на будущее, и мы засыпали, витая в грезах и уверенные, что уже завтра наши домашние будут отведывать распрекрасные котлеты из щуки и ароматную уху из ершей.
На деле все оборачивалось очередным фиаско, но расстраивало нас это не так, чтобы очень. Не по-настоящему. Уставшие, не выспавшиеся и немного угрюмые мы возвращались в город, время от времени обмениваясь едкими шуточками. А впереди нас ждали новые, бесчисленные поездки и рыбалки, рыбы самых невероятных размеров; и лето не кончалось никогда.
Воспоминания об этих поездках вызывают у меня только самые теплые чувства. Все, кроме одной. О ней я и хочу поведать.
В этот раз мы приехали сразу на следующий день после Вовкиного Дня рождения. Одним из подарков был шикарный, как нам тогда казалось, спиннинг. Вовану не терпелось его испробовать в деле, а потому мы приехали раньше обычного, около четырех. Ради такого дела он даже оплатил мне проезд и купил сигарет, чтобы не ждать родителей. Мы предупредили их по телефону.
- Вот ведь черт!- выругался он, когда блесна зацепилась за какую-то корягу у самого берега.
Вован водил удилищем из стороны в сторону, нижние колена нещадно гнулись, но вода никак не хотела отпускать снасть.
- Надо в воду лезть,- буркнул я, сосредоточено глядя на его старания.
- Ничего,- усмехнулся товарищ,- у меня там поводок плетеный на тридцать сантиметров...
В этот момент удилище со свистом распрямилось, и на конце его повис оборванный кусок лески. Я прыснул от смеха и отправился к своим удочкам, прокомментировав при этом:
- Лох.
- Пошел ты!- в негодовании сплюнул Вова. Сумка со снастями осталась на даче.- Слушай, а может я сгоняю, а?
- Да ну!.. Сейчас уж скоро собираться будем. Дело к ночи.
- Да я быстро.
- Не надо, Вован. Смирись с тем, что ты чмо и рыбачь на телескопичку.
- Отсоси.
Горе-рыбак раздосадовано бросил спиннинг в траву (не забыв при этом выбрать место, где трава погуще) и взял старую удочку. Мы просидели еще около часа и вернулись домой.
- Ну что? Где рыба?- смеялась привычно бабушка, выкладывая из чугунной сковороды пирожки в заранее приготовленную тарелку.
- В воде,- так же привычно отозвались мы.
Эта шутка являлась своего рода ритуалом.
- Завтра на воблер попробовать надо,- говорил Вова, смачно чавкая пирожком с ливером.- А если мелочи наловим, то и на "живца" можно.
- Да хоть на акулу,- усмехнулся я и одним глотком допил чай.- Ох, спасибо, бабушка. Все очень вкусно!
- На здоровье,- улыбнулась старуха.- Вы спать?
- Ага.
- Ну, я вам там постельное белье приготовила. Только подушки сейчас возьмите.
Мы еще раз поблагодарили бабушку, пожелали спокойной ночи и, прихватив по подушке, отправились наверх. После сытного ужина отчаянно хотелось покурить, но мы смирно лежали на своих местах и в полголоса переговаривались.
- Ну что, уснула?- спросил Вовка.
- Не, слышишь - еще ходит...
- А когда она спать-то ляжет?
- Скоро,- заверил я.- Она, как только ложится, так сразу и засыпает.
Мы подождали еще. Рассказали по паре анекдотов, пообсуждали одноклассниц. Помолчали, прислушиваясь к звукам внизу. Наконец, я проговорил:
- Можно.
Соблюдая полную тишину, мы выбрались на улицу. Уже сгустилась темнота, едва рассеиваемая звездами, то тут, то там виднелись силуэты дач, хозяйственных построек и деревьев. Невдалеке мерцал огнями город, а чуть левее возвышалось три трубы местной ТЭЦ.
- Фу-у-ух!- выдохнул Вова, с наслаждением закуривая.- Хорошо!
- Да-а-а,- протянул я в ответ.
На улице можно было и поболтать, в доме голосов с балкона почти не было слышно (мы специально проверяли).
- Ты будильник завел?- встревожился Вовчик.
- Завел.
- На сколько?
- На пять.
- Че так поздно-то опять? Давай на четыре.
- Так темно же еще!
- Ну и че?
- Какой прикол ночью идти?
- Нормально!
- Ладно, ладно...- сдался я.- Поставлю на четыре.
Перед сном Вовка, как и всегда, проверял свое снаряжение. Он старательно перебирал удочки и снасти и укладывал их так, словно нам предстояло идти не триста метров до пляжа, а как минимум километров семь, причем бегом.
- Слу-у-у-шай... Бл-я-я... Это конец...- протянул вдруг Вован.
Я уже лежал с закрытыми глазами, но по голосу друга понял, что случилось нечто ужасное.
- Что такое?- повернулся я. Он смотрел на меня с раскрытым ртом и выпученными глазами.- Ну, говори, че уставился-то?
- Я спиннинг на берегу оставил...
- Блин,- я сел на кровати, моментально осознав ситуацию.- Вот ты кретин, капец! Как так-то?
- Сам не знаю.
- Там, в траве что ли?
- Ну.
- Загну,- огрызнулся я, впрочем, вскоре улыбнувшись.- Ну, ты олень!
- Пошел в жопу. Чего делать-то будем?
Я развел руки в стороны и картинно пожал плечами.
- Спать.
- Какой на хрен спать?!- взвился Вовка и соскочил с кровати.- Его же припрут, если еще не успели!
- Да не хипиши ты! Кому твой агрегат ночью сдался?
- Да конечно! Сопрут, как пить дать.
- Сам виноват.
Вован поколебался, а потом жалобно поглядел на меня.
- Давай сгоняем, а?
- Да ты говна переел!- изумился я.- Куда мы сейчас пойдем?
- Мы быстренько! Я помню, куда его кинул,- в голосе друга звучала мольба.- Туда и обратно. Ну, пожалуйста!
Он еще некоторое время уговаривал меня, после чего я согласился. В конце концов, это было своеобразным приключением, о котором можно будет повспоминать по пьяной грусти.
Мы тихонько оделись и медленно, стараясь не издавать лишних звуков, спустились по лестнице. Я приложил палец к губам и двинулся первым. Вован семенил за мной. Несколько минут потребовалось, чтобы бесшумно открыть скрипучую калитку, и вот, мы стоим в темном проулке.
- Страшно,- проговорил я и вздрогнул, испугавшись собственного голоса.
Темнота тут же обступила нас со всех сторон, знакомые с детства дорожки казались сейчас зловещими, а короткий путь до реки - дорогой в бесконечность. Мы были еще фактически детьми, хоть и не считали себя таковыми, и темнота по-прежнему таила в себе множество тайн, загадок и страхов. Стараясь держаться поближе друг к другу, мы двинулись в путь.
- Очково так-то,- шмыгнул носом Вован.
- Да уж,- кивнул я.- Вот ты осел, а!
- Иди в зад.
Нам показалось, что до пляжа мы добирались целую вечность, хотя на деле прошло всего несколько минут. Наконец, появились знакомые силуэты деревьев, песочный спуск и берег реки. У воды было немного светлее, плюс ко всему наши глаза привыкли к темноте. Чувствуя себя более свободно и расковано, мы спустились почти к самой воде.
- Так,- в полный голос протянул Вован.- Теперь идем к водокачке.
- Сам иди,- тоже громко отозвался я. Отчего-то тесные проулки пугали нас сильнее, чем открытая местность.- Я уж тут постою.
- Сконил что ли?
- Сконил бы, вообще сейчас под одеялкой нежился,- резонно заметил я.- Ладно, хрен с тобой, пойдем.
Мы свернули в бок на едва приметную дорожку. Путь к водокачке лежал через густые, но непродолжительные заросли ивняка. Дачники периодически срубали деревья, чтобы те не загораживали солнце, поэтому кусты разрослись вширь, превратившись в чрезвычайно удобный туалет.
- В дерьмо бы не вмазаться,- проворчал Вован.
- И кто, по-твоему, мог бы сейчас стырить твой спиннинг?
Ветки со всех сторон нежно касались лица и одежды, и если бы кто-то в темноте решил меня сейчас потрогать, я бы даже этого не заметил. Эта мысль меня напугала. Совсем скоро между веток появился просвет, и я первым взобрался на старую, проржавевшую платформу, с которой четыре раза в неделю подавалась вода на добрую половину участков. Следом залез и Вован.
- Давай, вали,- кивнул я на небольшой пятачок берега, расчищенный местными рыбаками от кустарника.
Он окружал место плотной стеной, и днем ты чувствовал себя здесь так, будто находишься в небольшой уютной комнатке созданной самой природой. Сейчас, правда, в голове все больше вертелись сравнения с сырыми подвалами и древними склепами.
Вован быстро спрыгнул вниз и заходил по траве, приговаривая:
- Где-то тут... Где-то тут...
- Ты же сказал, удод, что помнишь место?
- Так ведь, в темноте-то хрен разберешь.
- Бля,- выругался я.- Если бабушка заметит...
- Тс-с-с!
Вован резко повернулся ко мне и поднял вверх палец. Я огляделся по сторонам и удивленно вскинул брови.
- Что?
- Ты слышишь?
Я прислушался, но ничего подозрительного до моего слуха не донеслось.
- Вован, ищи свою удочку, и валим уже. Харэ прикалывать!
- Да тише ты!- друг не менял позы.
- Че ты гонишь?
- О!
Он напрягся еще сильнее. На этот раз и я уловил какое-то непонятное шипение из кустов. Стало по-настоящему жутко.
- Что это?- одними губами спросил я.
Вован в ответ коротко пожал плечами. Шипение тем временем усилилось. В кустах что-то зашевелилось. Несколько веток сломалось с сочным треском, зашуршала трава.
- Бля, валим на хрен,- на одном дыхании произнес я и попятился назад.
Шипение стало явным и неприкрытым, и его уже нельзя было выдать ни за какой другой звук. Я бы мог подумать, что это крупный еж, кошка или даже змея. Вот только легкие, что производили этот звук, были гораздо мощнее легких любого из перечисленных созданий. Правда, я где-то слышал, что шипят создания так называемым "органом Якобсона", но это уже детали. Так или иначе, зверь был явно крупнее других.
- Но...
- Валим, Вова!
Парень еще несколько секунд мялся на месте, а потом спешно двинулся ко мне. Он взобрался на водокачку, наделав при этом много шума, и обернулся. Я продолжал пятиться назад, собираясь дать деру.
- Чего же ты стоишь?..
В эту секунду произошло совсем уж необъяснимое: в кустах загорелось несколько пар ядовито желтых глаз. Я не считал, но их было не меньше двенадцати. Нельзя было понять, смотрят они на нас или просто изучают местность. В глазах этих не было зрачков, но были какие-то водянистые помутнения, плавающие, как бензин на поверхности лужи. В тот же миг к свистящему шипению добавилось утробное рычание. Так рычит из будки сторожевая собака, готовая вот-вот сорваться на лай и кинуться на незнакомца. Вот только ЭТА собака должна была сейчас рычать как минимум в микрофон.
Мы разом вздрогнули. Признаться, в тот момент я немного подмочил штаны. Я находился уже совсем рядом с тропинкой, Вован чуть поодаль от меня. Он тоже стал отступать, но не в ту сторону, в которую было нужно, а двигаясь по водокачке к реке.
- Что это такое?- простонал Вова, не отводя взгляда от чудовищных глаз.- А? Бля...
- Вован, ты не туда...- я хотел предупредить, что Вова сам себя загоняет в ловушку, но не успел.
Еще более грозное рычание раздалось в кустах, эхом прокатившись над водной гладью реки. Десятки глаз пришли в движение, ветки затрещали активнее. К нам приближалось какое-то ужасное, огромное создание.
Страх ослепил меня, и я пустился наутек, не разбирая дороги. Ветки на этот раз не мягко касались меня, а беспощадно хлестали по лицу. Я бежал, обливаясь потом и слезами. К своему позору, от страха я почти позабыл о друге и только в глубине души надеялся, что он бежит следом. Но когда я оказался на открытом пространстве пляжа, Вовы не было видно.
Переведя дыхание, я прислушался. Где-то там, в стороне водокачки, слышались короткие всхлипывания и неразборчивая речь. Мне отчаянно хотелось убежать на дачу из этой темноты. Это желание и этот страх были вполне сравнимы с ценой предательства. Но, вместо этого, я, отчаянно матерясь под нос, стал кружить вокруг кустарника. Я не знал, что мне делать и как выручать товарища. Вдруг я услышал его голос. Он звал меня.
- Вовчик! Вован!- я подскочил к самой воде, откуда была видна часть водокачки. Рычание тем временем не смолкало.- Вован, где ты?
- Я в воде!- отозвался друг.- Я спрыгнул в реку.
- Выбирайся оттуда! Плыви сюда!
Шипение и рычание доносились теперь до меня так, будто я и не отбегал от монстра на пятьдесят метров. Мне показалось, что я вижу на листьях и воде отблески его глаз.
- Не могу,- простонал Вова.- Меня что-то держит.
Только сейчас я увидел голову друга над водной гладью.
- Вырывайся! Вырывайся же!- заорал я в панике.
- Не могу! Не получается! Э-э-эх... Тут трава, водоросли... Я не могу отцепиться.
- Твою мать!- выругался я в отчаянии.
Теперь я уже ясно видел один глаз неизвестной твари и голову друга неподалеку от нее. Помню, пару раз я трусливо оставлял друга в драке, несколько раз нам приходилось унизительно откупаться от гопоты всем, что у нас было ценного. Еще несколько раз я просто не заступался. Мы не были храбрецами, сорвиголовами, равно как и не были дворовой шпаной, набившей кулаки и характер на улице. Мы выросли в атмосфере спокойствия и благополучия среднего класса, без драк, без разборок. Все по-доброму, все предельно мирно.
Вот и теперь я малодушно размышлял, как бы так незаметно умотать, чтобы не возникло неловких моментов.
"Скажу, что сейчас пойду в обход, через кустарник. А сам умотаю на дачу. И будь, что будет!"- подумал я, но в тот же миг принялся торопливо стягивать с себя одежду.
- Пробуй, Вован! Я уже иду! Пробуй пока вырваться!
После жаркого дня вода была теплой, как парное молочко. Я забрел в нее по пояс и спешно двинулся в сторону водокачки. Рычание стало еще более яростным, от шипения по коже пробегал холодок, но я, ни о чем не думая, брел по воде. Вскоре я оказался у железной конструкции. Метрах в трех от меня, захлебываясь на глубине, барахтался Вован. Я обернулся и съежился: многочисленные глаза наблюдали за нами почти бесстрастно. Могло показаться даже, что не заинтересовано, если не слышать тех звуков, что издавало таинственное создание.
- Ну что, Вовка, никак?
- Нет.
Оглянувшись, я понял, что глаза твари уже совсем близко и смотрят на нас почти в упор. Я вздохнул и спешно поплыл к другу, чувствуя облегчение от того, что хоть немного отдаляюсь от призрачных глаз. Доплыв до Вована, я спросил:
- Что держит?
- Не знаю,- с трудом ответил он. Даже захлебываясь, Вова от страха плакал почти навзрыд.- Правая нога. Что-то впилось в нее.
- Ясно.
Прекрасно понимая, что времени осталось совсем мало, я резко нырнул. В этот миг что-то твердое с силой ударило мне в лоб.
- От бля-я-я...- сморщился я, вынырнув, и с силой затер ладонью ушибленный лоб.- Там, короче, коряга здоровенная.
- Давай быстрее,- взмолился Вован.- Давай...
Тварь была совсем близко. Ее неясный силуэт уже виднелся на берегу. Он был огромным, бесформенным и ужасным. Впрочем, мне не удалось разглядеть ее из-за темноты и воды, затекавшей в глаза с бровей. Мне и не хотелось на нее глядеть.
На этот раз я медленно погрузился в воду и ощупал ногу товарища. Это усложнялось тем, что он отчаянно дрыгался и никак не хотел успокаиваться. Что же его могло так крепко держать? Внезапно, острая боль пронзила большой палец, и я прямо под водой закричал, выпустив оставшийся воздух. Я во второй раз вынырнул.
- О-о-о... О-о-о-о-о...- Вова захлебывался в рыданиях, но, увидев меня и собравшись с силами, с трудом проговорил.- Мотай отсюда... Уплывай, беги... Я уже покойник.
- Иди в жопу!
И снова я ушел под воду. На этот раз мне удалось нащупать что-то твердое на ноге друга. Я дернул раз, другой. Вынырнул, чтобы глотнуть воздуха, снова нырнул. Дергать было бесполезно - на ощупь я понял, что это какая-то рыболовецкая снасть. Забыв про опасность, про неведомого монстра, крадущегося к нам, да и про все на свете я медленно стал отцеплять крючок от штанины и от кожи Вована.
- Щас я! Уже нащупал!
Наконец, мне удалось вырвать снасть. Нога товарища в тот же миг угодила мне в лоб и исчезла. Я вынырнул на поверхность.
- Давай! Давай за мной!!!- орал Вова, со всех сил гребя в сторону.
Не раздумывая, я двинулся за ним. Рычание за спиной стало откровенно свирепым. Ветки затрещали пуще прежнего, я услышал, как нечто ступает по траве и песку. Мне пришлось проплыть ближе к середине реки, чтобы освободиться от водорослей. По пути меня еще раз сильно ткнула в ребра одна из веток коряги, но дальше я поплыл более свободно. Грести приходилось против течения, воздуха отчаянно не хватало (а плавал я неважно), но, тем не менее, я медленно продвигался вперед. Силы оставляли меня, мускулы обвяли, как выжатая тряпка, дыхалку сводило. Вскоре, я окончательно выбился из сил и стал захлебываться, но в этот момент кто-то подхватил меня под руки и стал тащить к берегу.
- Гляди! Гляди туда!- кричал Вован, указывая куда-то в сторону.
Он отпустил меня, и я со стоном повалился в воду, отчаянно кашляя и хватая ртом воздух. Немного придя в себя, я прополз дальше и вскоре ощутил под руками мелкий песок и траву. Вован, плававший гораздо лучше моего, стоял рядом.
- Бежим! Бежим уже скорее!!! Гляди, что там!!! Глянь туда! Бежим!!!
Я не сразу сообразил, что мне делать: бежать или глядеть. Вместо этого я сел и сделал еще несколько жадных глотков воздуха, после чего обернулся. Вова показывал в сторону водокачки, а там, тем временем, творилось нечто невообразимое.
- Что это такое?- по слогам проговорил Вовчик.
Я был шокирован не меньше. Рядом с водокачкой в воде стояла какая-то тварь, монстр. Если не преувеличивать, то размером она была примерно с Вашу (читатель) кухню. У нее была некая основа, не то круглая, не то овальная, не то многоформенная. От нее в стороны уходили отростки, на которых так же бились в голодном гневе туловища, только более мелкие и другой формы и вида. Вообще, туловищ, как таковых, было несколько и только глаза, мигающие и сверкающие то тут, то там, объединяли их.
Я не могу описать эту тварь, или сплетение тварей, подробнее, потому что в следующую секунду она с невероятной прытью скрылась в воде, там, где еще пару минут назад нырял я, спасая Вовку. Еще несколько секунд над водой поднимались пузырьки, после чего все стихло. Я сидел на песке в одних трусах, Вова замер рядом, а неподалеку от нас лежала груда моей одежды.
- Бежим!- проскулил жалобно Вова и первым пустился наутек.
Я чисто машинально подхватил груду своей одежды и двинулся следом. Не знаю как, но до дачи я добежал первым. Не помню, чтобы я обгонял Вовку.
- Тихо! Только тихо!- предупредил я, когда меня догнал друг, и скомандовал.- Наверх!
Так же бесшумно, как и пятнадцать минут назад, мы просочились на чердак. Я сразу же прильнул к окну, а Вова сел на кровать, обомлев, подобно гипсовой статуэтке. Много времени ушло у нас, чтобы отдышаться и хоть немного привести свой рассудок в порядок. Вова разделся и, уже не скрывая шагов, вышел на балкон, чтобы бросить там свои вещи сушиться. После этого он завернулся в одеяло и сел рядом со мной, так же пристально наблюдая за проулком через небольшое круглое оконце чердака.
Эта ночь была ночью откровений. Весь диалог наш произошел без единого слова. Мы сидели у окна, вздрагивая от каждого звука, и смотрели, смотрели на темный проулок. Вот-вот там покажется безобразное чудовище. Эта ночь была самой длинной и самой страшной из всех, что были у меня. Порой, в такие ночи люди мечтают, чтобы рядом был тот, кому можно сказать, как тебе страшно. И он был, и у меня, и у Вовы, но оба мы молчали.
Будильник, зазвеневший в четыре, чуть не лишил меня чувств. Вовка, придремавший было, подскочил на месте. Мы переглянулись и глупо улыбнулись друг другу. Ночное небо подернулось молочной белизной. Вот-вот солнечное утро пронзит своими лучами ночную твердь.
- На рыбалку не пойдем?- спросил я ради шутки.
- Не-е-е,- протянул в ответ Вова.
Только в этот момент я понял, что держу в руке какой-то предмет. Поднеся руку к лицу и разжав кулак, я улыбнулся. В палец мой впилась Вовкина блесна.
- Эй! Гляди-ка! Вот он твой поводок в тридцать сантиметров!

* * *
"...до сих пор неясно, является ли это существо млекопитающим. Выше мы составили его примерную характеристику, основанную на показаниях свидетелей, видевших данное существо. Итак, по всей видимости, ареалом его обитания является наша река и прилегающие к ней территории. Можно предположить, что питается оно крупными животными, такими, как собаки, свиньи, коровы и, в редких случаях, люди. Свою жертву оно ловит, затаившись на берегу, как правило, в кустарнике или густой траве. Описания его разнятся, но все свидетели отмечают одно: существо это не похоже, ни формой, ни размером, ни на одно из виденных ранее ими. Так же хотелось бы отметить, что участились случаи обнаружения на берегу реки останков человеческих тел. В большинстве случаев они обезображены до неузнаваемости. Удивительно, но, не смотря на множество прямых доказательств...".
Я дочитал статью до конца и откинулся на кресло. От нахлынувших воспоминаний по коже бежали мурашки. Еще на раз перечитав особенно запоминающиеся моменты, я скопировал ссылку, зашел в соцсеть и вставил эту ссылку в сообщение Вове. Немного посидел в задумчивости и написал:
"Помнишь, Вован?".
После чего отправил сообщение другу. Он ничего не ответил. Мы оба живы и оба женаты. Воды с тех пор утекло…
Никто так и не знает, что за тварь обитает в нашей реке.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Рыбка под звездами: 5 комментариев

  1. Понятно, что афтар хотел себя обезопасить от школотоненавистников, но всё-таки длинное вступление/предисторию можно было спокойно и без потерь заменить одним-двумя предложениями. Или просто написать, что собрались было с мелкодругом на ночную рыбалку. Конечно, «Хорошие писатели тесно соприкасаются с жизнью. Посредственные-лишь поверхностно скользят по ней. А плохие насилуют её и оставляют, растерзанную, на съедение мухам «, но всё-таки мы тут собираемся не ради отличных описаний вялотекущих событий. Алсо, дерево-педофил отличная идея, нужно будет раскрыть тему. И дети так ловко не ругаются(«говна переел»), в основном они просто воспроизводят односложние услышанные маты. В остальном захватывает, но не сильно пугает.

    1. Ну, не совсем уж и дети: юноши лет 13-14. И ругались мы тогда вполне сносно: та же «мордоблядопиздопрохуевина», изображенная на двери в школьный толчек, не есть порождение генератора мата :smile:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA
Reload the CAPTCHA codeSpeak the CAPTCHA code
 

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>