Песок

Как только прозвенел будильник, Ким откинула в сторону очередной выпуск городской газеты, в которой вновь рассказывалось об участившихся пропажах детей. Она часто не могла заснуть, поэтому ночи напролёт занималась чтением бесполезного хлама. На бессонницу её организм никак не реагировал, даже мешков под глазами не было. Хотя все дети и были примерно того же возраста, что и она, её это абсолютно не трогало. Предрасположенность к эскапизму передалась ей от её матери, Джессики, которая, будучи брошенной мужем, абсолютно спокойно и без нытья вырастила Ким прилежной девочкой.

Ким за секунды прикончила завтрак, который почти весь умещался на столовой ложке, вскинула рюкзак на спину и побежала в школу. За время пребывания в школе с девочкой ничего не случилось необычного: повседневная болтовня, разглядывание старшеклассников, подготовка к следующим урокам. Единственное, что было не как всегда, так это ужасная чесотка, которая пробрала её на последнем уроке. Сначала она подумала, что это вошки, но взглянув на ногти, убедилась, что это обычная перхоть.

Ближе к дому зуд немного утих, и Ким благополучно забыла о нём. Ввалившись в уютную квартирку, она сразу же побежала в ванну, чтобы принять душ. По дороге она чуть не сбила с ног озадаченную столь огромной спешкой маму, но ничего ей не рассказала. После водных процедур она окончательно пришла в себя, поэтому остаток времени перед дополнительным уроком по французскому она провела, кушая свой обед, который был в разы больше, чем завтрак, и готовясь к занятию. Где-то за пятнадцать минут до выхода у неё снова зачесалась голова. Чуть ли не в истерике, она впилась ногтями в голову, вырывая клоки волос. С неё что-то сыпалось, и это пугало её ещё больше. В сознание её привела её мама, которая спросила, что она делает дома, когда ей уже надо было выйти. Моментально чесоточная девочка позабыла обо всех своих проблемах и кинулась собираться. Она боялась свою учительницу по французскому гораздо больше, чем каких бы то ни было вшей, глистов, перхоти и прочих.

Пинком выбив входную дверь, Ким сделала полный вдох грудью, и побежала что есть мочи в сторону учительского дома. Пулей она пронеслась мимо прохожих, которые смотрели на неё, как на ненормальную, но её было всё равно: пусть все считают её хоть кем, главное – не опоздать. За пару метров от дома она притормозила, чтобы не выглядеть запыханной, иначе учительница и до этого станет докапываться. Ким прибежала вовремя, поэтому она с абсолютно спокойной душой позвонила в дверь, которую ей открыла тучная женщина лет шестидесяти, наряженная в странные старые одеяния, которые ученица могла бы охарактеризовать только словом «рвань». Кинув на маленькую девочку надменный, голодный взгляд, женщина впустила её в дом. Та послушно вошла в дом, скинула с себя обувь, и прошла в зал, который использовался как кабинет. Всё вокруг неё выглядело точно так же, как и сама учительница:  бесформенные и безвкусные поддельные скульптуры, рваный пыльный ковёр, старая собака, шерсть которой клоками слиплась, что придавало ей ещё более жалкий вид. Ким присела на хлипкую деревянную табуретку, которая могла сломаться даже под весом этой малышки, когда сама le chienne, как её называли все её ученики, восседала на прекрасном и удобном, чёрном, кожаном стуле. Когда кто-то долго делал у неё задания, она любила раскачиваться на нём, что сильно всех раздражало, так как стул очень едко скрипел.

Репетитор сразу же дала ей задание, и принялась пристально за ней наблюдать. Под гнётом её взгляда Ким не могла ни на чём сосредоточиться, поэтому делала очень много ошибок, после чего учительница кричала на неё, а однажды даже ударила её. Ким никогда ни на кого не жаловалась: она была слишком занята, чтобы тратить её бесценное время на жалобы и сопли. Примерно через десять минут надзирательница ушла из комнаты, чтобы выпить чая, пока глупая Ким доделывает задание. Как только замок двери щёлкнул, кожа головы вновь заныла, призывая девочку разорвать её в клочья, но удовлетворить зуд. Ким тут же запустила руки в волосы, чуть ли не ревя от ужаса: с неё снова что-то начало сыпаться. Крупинка за крупинкой, на столе образовалась горка песка. Бедная девочка не понимала, что с ней происходит, но продолжала чесать и чесать, и чесать, пока не услышала громкий треск…

Несколько секунд для неё длились как несколько часов: перед её глазами летел её палец, который был немного сточен, нет, не до мяса, а до чего-то тускло-жёлтого. Упав на стол, он рассыпался на тысячи песчинок, которые разметались почти по всей комнате. Дверь со скрипом открылась, и моментально вся надменность толстушки сменилась животным ужасом, когда она увидела, что у девочки нет пальца. Женщина завизжала, что было сил, из-за чего Ким молниеносно собралась и выбежала на улицу.

Уже вечерело, поэтому дул сильный ветер. Он подхватывал с неё крупицы и уносил куда-то вдаль. Девочка пыталась зарыдать, но из её глаз лишь сыпался песок. Она кричала о помощи, но никого не было рядом. Целый город пустовал, и лишь на остановке стоял какой-то мужчина. Ким бросилась в сторону остановки. Она бежала, пыталась кричать, но песок уже засыпал её горло. Она размахивала руками так сильно, как только могла, пока и их не развеяло ветром. Она уже была совсем близко, ей всего-то надо было перебежать дорогу. Почему-то она считала, что именно он сможет её спасти. Как только она ступила на разметку перехода, мужчина приподнял глаза, и увидел девчонку. Всего секунду, но он видел её. Ровно через секунду в неё на огромной скорости влетел форд, и песчаная буря разлетелась во все стороны, не оставив и следа от Ким. Лишь её лицо напоследок прошептало «помоги…», перед тем как видение мужчины закончилось.

Его звали Ричард Смит. В тот день, как и во все прочие дни на протяжении последних одиннадцати лет он думал о словах её самой первой девушки, которая сказала, что если у него и будут дети, то, как только он приблизится к ним хоть на километр, они обратятся в песок. Он не верил во всю эту чепуху, по крайней мере, он убеждал себя в этом. Увиденное он списал на усталость после перелёта к новому месту жительства. Подумав об этом ещё немного, он захотел проведать его бывшую девушку Джессику, которую он так подло бросил с ребёнком. Он должен был хотя бы извиниться, да и хотя бы раз взглянуть на ребёнка…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Песок: 8 комментариев

  1. Если «MD», то «Mr» уже не пишется, разве нет? Или я просто не поняла смысла.
    А история ничего.

    1. А вот над этим я не задумывался. Скорее всего, Вы правы, но в таком случае я парирую это тем, что MD в данном случае является частью имени.

  2. Не, ну от тебя-то я ожидала большего.
    Сама идея очень даже ничего, но подано плохо.
    Очень много ненужных мест. Можно было сократить.

  3. Хороший слог. А вот крипоты не почувствовал. Тем не менее спасибо за труды, качественно пишешь всегда )

  4. Ну,не сказал бы,что плохо,хорошо и даже молодец,но это уже околомистика,а не крипи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA
Reload the CAPTCHA codeSpeak the CAPTCHA code
 

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>